В блоге у известной блогерши Ляли Брынзы случилось в выходные интересное обсуждение. Ляля его начала рассказом о своих душевных терзаниях на даче. Вот сидит она, смотрит на густые заросли травы на участке и одновременно видит играющих невдалеке соседских детей и подростков, мучаясь при этом гамлетовским вопросом: косить траву самой или обратиться к малолетним хулиганам с предложением поработать (за деньги, естественно)? Причем Ляля уверена, что соседские дети с радостью за пару тыщ рублей покосят у нее все что нужно (карманные деньги всем нужны). Опять же, подработать у соседа на участке – это как бы классика "американского образа жизни" касательно молодежи, мы это сто раз читали и видели в голливудских фильмах.

Однако одновременно Ляля боится, что если она и впрямь договорится с детьми о покосе, то это окончательно испортит ее отношения с родителями этих детей, ее соседями, "которые и так плохо относятся к хипстерам". Соседи, дескать, не простят ей такой "эксплуатации детского труда". В итоге наша блогерша, преодолевая страшную лень и ломоту в суставах, все-таки идет и занимается покосом сама, проклиная при этом все на свете.

Коллизия занятная и, как говорится, вполне жизненная. Хотя на первый взгляд опасения Ляли выглядят какими-то надуманными; ну в самом деле, с чего б соседям обижаться (!) на то, что их мающимся от безделья на каникулах отпрыскам дали возможность подзаработать на свежем воздухе, причем с их полного согласия?! Однако стоит почитать комменты под постом, чтобы понять – никакой надуманности, Ляля угадала. Потому что в комменты сразу сбежалось много пышущих яростью юзеров, подтвердивших, что они б "ни за что не допустили б" своих родных чад "работать на Лялю"! Некоторые даже темпераментно заявили, что они "убили б своего ребенка, если б он согласился взять эти ваши жалкие две тысячи!!"

То есть проблема в самом деле существует. На самом деле Ляля зацепила ненароком очень глубокий пласт "психологии совка".

Почему бывшие советские люди так активно не хотят, чтобы их чада пошли "подработать" у соседки-хипстерши? По всей видимости, дело тут в подспудном убеждении, что сама по себе работа по найму у ЧАСТНОГО ЛИЦА является... унизительной. Именно отсюда вскрик одной из таких мам в комментах – "да я бы убила, если б мое дитя пошло к вам за ваши 2 тыс. рублей!!" То есть, в их представлении, Ляля бы поставила их детей (а значит, и их самих, тут традиционные проблемы с сепарацией) в унизительное положение, НАНЯВ их.

Это именно наследие совка: совок вбил в своих подданных, что работать можно только на что-то большое и безличное, "неживое". Лучше всего, конечно, на "государство", но в последнее время люди смирились и с тем, что "можно" на корпорации (поэтому работа "в газпроме" протеста не вызывает). А вот на ЧАСТНИКА - нет!!

Это что-то все еще сродни проституции, чтобы это сделать, надо "себя переломить". Очень любопытная аберрация массового сознания.

Отголосок именно такого отношения сквозит, кстати, в известном презрительном выражении "работать на дядю". Подразумевается, что никакой уважающий себя член советского общества на какого-то там "дядю" (то есть попросту физическое лицо) работать не станет, ибо это "ниже достоинства". Соответственно, в ЭТОЙ логике, даже само предложение "поработать за деньги", обращенное к ребенку, есть что-то немыслимое и "грязное", сопоставимое с педофилией. Прямой РАЗВРАТ.

Это именно что глубинное, "впитанное с молоком матери", и потому усвоенное на почти что докритическом уровне. Совок воспитывал из своих подданных с пеленок "государевых людей"; работа НА ГОСУДАРСТВО признавалась единственно достойной, и в то же время – тоже непосредственно с детского сада и "далее везде" - любая работа "на частника" подавалась как нечто по определению унизительное, как "эксплуатация человека человеком" (очень ходовой советский мем).

В советском мире такая вот направленная формирующая пропаганда привела к тому, что сам глагол "обслуживать" вызывает у советского (ну и у постсоветского по необходимости) человека рефлекторную ярость, а сама работа в "сфере услуг" многими и по сей день воспринимается как практически непрерывное унижение. То есть

для советского НЕСОМНЕННО лучше, к примеру, долбить отбойным молотком скальную породу (неодушевленный объект), чем, опять же к примеру, застилать чужие постели в гостиничном номере – и не потому, что одно легче, а другое труднее, а потому, что одно "унижает", а другое – нет.

И такой вот психологический настрой общества совсем не безобиден. Мне представляется, что он является одним из главных факторов, приводящих к тому, что предпринимательство у нас и спустя 25 лет после падения совка остается маргинальным и не очень-то почтенным занятием, а попытки строить "рыночную экономику" то и дело срываются в привычную азиатскую деспотию.

Ибо нанимать кого-то на работу (в европейском просторечии – создавать рабочие места) – СТЫДНО. Чтобы это делать, постсоветскому человеку надо себя преодолеть, в определенном смысле это ШАГ сродни тому, который делает женщина, первый раз нанимаясь на работу в бордель. Это "отречение от веры отцов". Возможно, потому и предприниматели в России – люди довольно специфические, говорить с которыми "по вопросам морали" зачастую не приходится в виду полного непонимания (неприятия) предмета. Слишком им приходится "перемениться", чтобы вступить на это поприще.

А совки, хоть и четверть века прошло, все так же не любят "частников". И стремятся, чтобы если не они, то хотя бы дети работали "на государство". Ну или в крайнем случае – "на Газпром".

Алексей Рощин

Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены

Уважаемые читатели!
В последнее время система комментариев, существующая на нашем сайте, перестала работать благодаря очередным "улучшениям" со стороны Фейсбука. Мы пытаемся решить эту проблему. Будьте, пожалуйста, терпеливыми!
А пока можете оставлять свои комментарии в нашем Telegram-канале https://t.me/kasparovru
Спасибо, что вы с нами!